• b2
  • b1
  • Свято-Покровский храм. г.Доброполье
  • Святогорская лавра

Дорогие братья и сестры! Мы рады приветствовать Вас на сайте Православие Доброполья!

Пюхтицкий Свято-Успенский монастырь

Добавлено Воскресенье, 11 Май 2014. Опубликовано в Святыни мира

  • Нравится
  •     Богородицкая гора, на вершине которой расположен Пюхтицкий Свято-Успенский монастырь, издревле носила название Куремяэ (эст. – Журавлиная гора). Ещё в XII-XIII веках через эти места пролегал торговый путь, соединявший Новгородскую и Псковскую земли с древними эстонскими городами Юрьевом (Тарту) и Колыванью (Таллин). В те далекие времена возникли в этом районе первые русские поселения. С XIII века с экспансией крестоносцев началась католизация края. И всё же часть населения оставалась верной православию, искала в нём поддержку. С введением в Эстляндии лютеранства (в первой половине XVI века) для иноверных наступили трудные времена. Православные храмы, часовни разрушались. Богослужение совершалось на непонятном эстам немецком языке. В ХV столетии здесь были мученики за православную веру. В древнем Юрьеве в 1472 году пресвитер Никольской церкви Исидор с 72-мя прихожанами были схвачены на реке Омовже во время крещенского водосвятия, заключены в тюрьму и через два дня брошены под лед в той самой Иордани, на которую они выходили в праздник Богоявления. И вот, в этом краю, в утешение измученному в непосильной борьбе с тевтонскими рыцарями эстонскому народу, явилась Божия Матерь.

        По свидетельству Сыренецкой летописи XVI века более четырёх веков назад в Куремяэ было знамение. Ранним летним утром пастухи увидели на горе Светозарную Деву в дивном лазурном одеянии. Они устремились на гору – видение скрылось. Когда же стали удаляться, Она вновь предстала их взорам. Вернувшись домой, пастухи рассказали об этом жителям своей деревни. На другой день на рассвете селяне отправились на гору и тоже увидели Пречистую Деву Марию, в сиянии чудного света стоящую... На третий день собрались у горы крестьяне со всех окрестных деревень. И вновь Пресвятая Дева почтила их Своим явлением. Она стояла у подножья горы, где забил источник ключевой воды. Потом Пречистая Дева стала подниматься всё выше, выше и, остановившись у величавого дуба, скрылась от их взоров.

        Это явление Божией Матери запечатлено и в особой иконе, именуемой «Пюхтицкая» (день празднования – 1 июля н. с.). Богоматерь на иконах обычно пишется в небесной славе, на Пюхтицкой иконе Царица Небесная изображена стоящей на земле. В ней, быть может, сильнее, чем на других иконах, выражена мысль о пребывании Божией Матери с нами, зримо воплощено молитвенное заступление Пречистой за нашу страждущую землю.
    На том месте, где стояла Пресвятая Дева Мария, селяне обрели в расщелине дуба икону Успения Божией Матери. Поскольку они были лютеранами, то не могли понять, что изображено на иконе. Эстонцы отдали образ приходившим на барщину в ближайшую мызу русским православным крестьянам из деревни Яамы и рассказали, как нашли его. Православные сразу поняли, что это образ Успения Божией Матери, они построили на месте явления у древнего дуба часовню в честь Успения Божией Матери и поставили там обретённый образ. С той поры Журавлиную гору стали называть Пюхтицкой, то есть Святой.

        В неспокойные, трудные времена, во времена смут и войн местные жители оберегали Пюхтицкую святыню, восстанавливали разрушаемую часовню. Ради безопасности святую икону хранили и в Нарве, а когда была построена церковь в селе Сыренец, Успенскую часовню приписали к ней, и чудотворную икону перенесли туда.
    По перенесении иконы в Сыренец православное население Пюхтицкого края постановило ежегодно, 15 августа, в день Успения Пресвятой Богородицы, совершать Крестный ход с чудотворной иконой на Святую Богородицкую Гору, к часовне. Этот Крестный ход был сопряжён с немалыми трудностями: проезжей дороги от деревни Сыренец до Пюхтицы не было, через болота и леса вела узенькая тропинка. По словам местных жителей, «приходилось идти гуськом, по колена в болоте»; икону, прижимая к груди, несли поочерёдно.
    На торжества, совершаемые ежегодно на Святой Богородицкой Горе и у Живоносного источника, обратило внимание рижское епархиальное начальство во главе с преосвященным Донатом (Бабинским, +1900). По его благословению в 1864 году для участия в праздничных богослужениях был направлен священник ревельского Преображенского собора Карп Тизик, эстонец по национальности, немало потрудившийся, утверждая православие.
    Вечером, накануне праздника, встретив Крестный ход из Сыренца и отслужив наутро литургию, отец Карп проповедовал и по-эстонски, раздавая книги и брошюры религиозного содержания. Это производило на эстонцев глубокое впечатление, привлекая и лютеран, выражавших желание слушать подобные проповеди и в дальнейшем. Отец Карп Тизик, невзирая на непогоду и бездорожье, стал время от времени приезжать в Пюхтицу, совершал в часовне богослужения, проповедовал, собирая большое число молящихся, приходивших из дальних мест.
    Сейчас икона, облачённая в серебряную позолоченную ризу, украшенную драгоценными камнями, стоит у правого пилона центрального нефа Успенского собора. Источник, с берега которого пастух наблюдал знамение, считается святым. Он не замерзает в холодные зимы. Купания в нём помогли многим избавиться от тяжёлых недугов. До сих пор сохранился и старый дуб, под которым нашли образ Успения Богоматери.

    Священный дуб и часовня

       Учёные полагают, что ему не менее 1000 лет. Его высота 26,5 метра, обхват ствола свыше 4 метров. Он также почитается святым, и всяк сюда приходящий пытался отщепить от него хотя бы кусочек коры. Сегодня вокруг древнего великана возведена ограда. А рядом стоит воссозданная часовенка XVI века, внутри которой находится старая часовня.

     «Места народного поклонения не могут быть избираемы произвольно или искусственно устанавливаемы: во всей Православной Руси верующие и Святая Церковь чтят и делают местом особого поклонения такие места, которые ознаменованы какими-либо особыми благодатными явлениями».
    Князь Сергей Шаховской

        История Пюхтицкого Свято-Успенского монастыря неразрывно связана с образованием 1 февраля 1887 года в Иевве (так прежде назывался Йыхви) отделения Православного Прибалтийского Братства Христа Спасителя и Покрова Пресвятой Богородицы. Учредителями отделения были: Эстляндский губернатор князь Сергей Владимирович Шаховской, протоиерей Симеон Попов, священник Виктор Бежаницкий, игуменья Костромского Богоявленского монастыря Мария, чиновники губернского управления и местных властей. Собрание учредителей избрало своим председателем княгиню Елизавету Дмитриевну Шаховскую, супругу Эстляндского губернатора. Возникшее отделение поставило своей задачей воспитание сирот православного вероисповедания, преимущественно девочек, оказание медицинской помощи сельскому населению, устройство приютов и лечебниц. Иевве было избрано местом пребывания отделения Братства из-за удобного железнодорожного сообщения с Ревелем и Санкт-Петербургом и наличия готового помещения.
    Княгиня Е. Д. Шаховская лично обращалась ко многим людям с просьбами и письмами по вопросам устроения православия в Эстонии. В частности, в 1888 году княгиня переписывалась со святым праведным Иоанном Кронштадтским, который прислал ей своё благословение и 200 рублей для Пюхтицкого монастыря и на просветительские цели. Ответ Елизавете Дмитриевне отца Иоанна от 26 сентября 1888 году:
    «Ваше сиятельство, достоуважаемая княгиня Елизавета! Получил ваше письмо и с сердечным сочувствием прочитал его. Да наградит Вас Господь за ваше посильное содействие в утверждении Православия в крае, где Господь судил Вам жить и действовать на благо народу и во славу Божию… Вы просите у Бога чуда для успешного распространения Православия и для оказания помощи бедным эстам и латышам. Бог есть Бог чудес во все времена… Он сотворил и сотворит чудеса в Вашем братстве и утвердит Ваше дело до конца. Имею честь прислать на нужды общества 200 рублей. Сердечно Вам кланяюсь, княгиня. Ваш покорный слуга и богомолец – протоиерей Иоанн Сергиев».

        Одной из основных задач, стоявших перед отделением, было открытие школы для девочек и по возможности при ней домовой церкви. Ввиду многочисленных заявлений со стороны лиц, желавших отдать своих детей для обучения, было признано необходимым с осени 1887 года открыть школу не только для девочек, но и для мальчиков, притом без различия в вероисповедании.
    Вот что пишет княгиня Шаховская юристу Ф. Н. Плевако:
    «Мы – русские, православные, должны пойти навстречу нашим эстонским братьям и дать им то, без чего на земле человеку жить нельзя: церковь, школу, уход за больными… и чего они, будучи бедны, сами себе дать не могут. … Прежде всего, цифры, сообщаемые священниками приходов, указывают на следующие нужды:

    1) надо призреть 88 стариков и немощных;
    2) надо везде лечить народ, лишённый в Эстляндии врачебной помощи;
    3) надо создать приют для сирот (22 круглых, 84 не имеющих одного из родителей) и образцовую школу для эстонских православных девочек, из которых могли бы получиться школьные учительницы».

         Император Александр III, узнав об открытии школы в Йыхви, повелел выделить 30 тыс. рублей для создания специального продовольственного фонда.
    Школа размещалась в частном доме и не могла вместить всех желающих учиться, поэтому было решено построить специальное здание для обучения не менее 150 детей.
    Летом 1888 года для ухода за больными и обучения детей ремеслам настоятельница Костромского Богоявленского монастыря игуменья Мария прислала в Йыхви пять сестёр, среди которых были две эстонки, прошедшие курс медицинской подготовки в своей обители. во главе с монахиней Варварой (Блохиной), которые трудились в лечебнице для приходящих людей. Покорная воле игумении, будущая настоятельница монастыря на Святой Горе «со стеснённым сердцем и невыразимою душевною скорбью» покинула родную обитель и прибыла в Иевве. Здесь она возглавила общину сестёр при Иеввеском Отделении Православного Прибалтийского Братства, оказывая материальную и нравственную помощь нуждающимся. В домовую церковь для общей молитвы собирались все опекаемые общиной лица, ежедневно совершались полунощница, утреня, обедня, вечерня и монашеское правило. Жители Иевве стали охотно посещать домашний храм, многие из них изъявляли желание присоединиться к Православной Церкви.
    Благодатная сила привлекала верующий народ к православной святыне, призывала сохранять «чистоту предания, силу веры, и единожды в год... собирала и объединяла в молитве на этом святом месте как верных сынов своих, так и чад, отпавших и заблудившихся во тьме полуверия», — отмечал в своих записках князь С.В. Шаховской.
    На праздник Успения 1888 года прибыл преосвященный епископ Рижский и Митавский Арсений (Брянцев). Собралось около трёх тысяч человек (в другие годы доходило и до девяти тысяч). По этому поводу очевидец пишет: «Трудно передать всю красоту этого зрелища – молитвы перед иконою Богородицы многотысячного народа православного с архиереем во главе... На этой картине при всей её великой торжественности лежала печать простоты, кротости и смирения, всегда столь отличающая все наши народные торжества и события».
    Эстляндская святыня быстро приобретала известность. В 1888 году зажиточный нарвский мещанин Набор, лютеранин, в праздник Успения Божией Матери, увидев убогое здание православной церкви, имеющей такую великую святыню, пожертвовал на Пюхтицкую церковь 1500 рублей. На эти деньги храм был перестроен, возведен на каменный фундамент.
    Здесь уместно привести воспоминания историка Михаила Харузина, оставившего монографии о монастыре, часто там бывавшего:
    «Была глубокая ночь, когда я вышел из своей палатки на высоту Богородицкой горы. В сумраке ночном окутаны были и церковь, и прочие постройки, народ весь улёгся и спал, тишина царила необычайная. Всё живое, всё людское отошло, казалось, куда-то вдаль, зато разверстою являлась твердь небесная и сияла она мириадами миров. Чувство мира, чувство тишины и покоя, испытанное мною в течение всего этого дня народного торжества, с ещё большею силою заявляло себя.
    Зачем, спрашивал я себя невольно, зачем понадобилось некоторым политическим дельцам помутить эту тишину и внести смущение в это деревенское затишье, где спокон веков жизнь текла так спокойно, так стройно; зачем нужно было разжигать религиозные страсти, зачем поселять раздор между двумя народностями – русской и эстонской, мирно жившими спокон веков рядом друг с другом и склонявшихся к сближению друг с другом, зачем, когда всё здесь дышит миром и братской любовью к ближнему, когда между обеими народностями не было в этой местности, невзирая на конфессиональные различия, антагонизма, вражды и религиозной нетерпимости?!»*
    Новая эпоха в духовной жизни Пюхтицкого края начинается с учреждения на Богородицкой Горе святой иноческой обители.
    В 1889 году были приняты пять девочек-сирот, которые обучались рукоделию. Установленные богослужения совершались в домовой церкви Братства. Так возникла небольшая женская община, указом Святейшего Синода от 9 мая 1890 года при храме общины был открыт самостоятельный приход, но основной целью Братство считало устройство монастыря в Пюхтицах.
    «По мысли нашего Братства будущая женская обитель могла бы явиться хранительницею чудотворной иконы Успения Богоматери на самом месте её чудесного явления и под сенью этой святыни совершать путь иноческого подвига», – отмечала в своем письме Елизавета Дмитриевна Шаховская епископу Рижскому Арсению.
    15 августа 1891 года преосвященный епископ Арсений совершил торжественное открытие Пюхтицкой Успенской женской общины. Присутствовали генерал-губернатор Эстляндии князь С. В. Шаховской, обер-прокурор Святейшего Синода В. К. Саблер, почётные гости. Собралось множество богомольцев не только из окрестных селений, но и других губерний. Последовало богослужение в Успенском храме и Крестный ход с чудотворной иконой Божией Матери.

        В состав новоучреждённой общины вошли монахиня Варвара и три послушницы. К концу 1891 года община состояла из 21 послушницы, 22 воспитанниц приюта и 2 сестёр милосердия (среди них 8 эстонок). Жизнь на первых порах была весьма нелёгкой, и труд немногочисленных сестёр носил характер подвига. Отсутствовали необходимые жилые помещения и хозяйственные постройки. Ко дню открытия общины был готов только один деревянный дом, ставший вскоре монастырской лечебницей.
    Монахиня Варвара (в миру Блохина Елизавета Дмитриевна) была назначена Святейшим Синодом первой игуменией, настоятельницей Пюхтицкого Успенского монастыря. Подвижница, «она ушла в монастырь десятилетней девочкой, до Пюхтицы почти сорок лет отдала служению и познанию Церкви: проходила клиросное послушание, в совершенстве изучила церковный Устав, простое обиходное пение, была лучшей чтицей, прекрасной золотошвеёй, давала уроки рукоделия в монастырских училищах, слушала медицинские лекции, состояла в должности помощницы уставщицы и, наконец, десять лет была помощницею ризничей» – так характеризует игумению запись в монастырской летописи. Матушка Варвара, кроме диплома сестры милосердия Красного Креста, имела практические навыки по уходу за больными и ранеными в устроенных во время войны при Костромском монастыре эвакуационных госпиталях. Ей предстояло заложить в Пюхтице основы монашеской общины и перевезти на Богородицкую гору из г. Йевве (Йыхви) благотворительные учреждения, существовавшие при местном православном братстве: лечебницу, аптеку и приют для сирот.
    В 1891 году на праздник Успения состоялось торжественное открытие общины. В том же году при общине открылся приют для детей бедных родителей, а в следующем году начался приём больных в устроенной при общине лечебнице. К концу 1891 года община состояла из 21 послушницы, 22 воспитанниц приюта и 2 сестёр милосердия.
    Прилив богомольцев на Богородицкую, или Святую гору стал день ото дня возрастать, и это послужило поводом к возбуждению братством, с княгиней Е. Д. Шаховской во главе, нового ходатайства о преобразовании общины в монастырь.
    23 октября 1893 года Указом Священного Синода было определено монашескую общину переименовать в Пюхтицкий Успенский женский монастырь с возведением монахини Варвары в сан Игумении. С первых дней существования обители в Пюхтице был установлен строгий монастырский порядок, какой можно было встретить только в старинных монастырях.

        Император Российский Александр III пожаловал новому монастырю богатые священнические облачения. Разными благотворителями пожертвованы церковные книги, серебряные сосуды, лампады, кадила, напрестольные кресты.
    При умелом и энергичном руководстве игумении Варвары не терялось ни дня, ни часа на возделывании Божией нивы. В короткий срок воздвигли новые монастырские строения, в 1893 году – новые Святые врата с деревянной звонницей над ними, большое внимание уделялось строительству жилых помещений внутри монастырской ограды и за пределами монастыря. В том же году основано подворье в Иевве, предназначенное служить пристанищем для богомольцев, приезжающих в святую обитель. В монастырь добирались по железной дороге через станцию Иевве, а оттуда 25 вёрст на лошадях или пешком до Пюхтицы.
    В соборном храме к празднику Успения Божией Матери произвели внутренние отделочные работы, на колокольне установили три колокола.
    Молитвенно сосредоточенная в храме, игумения Варвара становилась рачительной и заботливой хозяйкой, руководя строительством и сельским хозяйством. Более 140 насельниц монастыря выполняли различные послушания. Большинство из них были великими труженицами, отдававшими все силы своим обширным полям, так как во владении монастыря находилось до 200 десятин земли, которую нужно было любовно возделать. Для полевых работ содержали лошадей, на скотном дворе был крупный и мелкий рогатый скот, куры.
    Избыток сельскохозяйственных продуктов монастырь обменивал или продавал, покупая муку: хлеба всегда требовалось больше, чем обитель имела для своих нужд, так как здесь находили пропитание паломники и бедные престарелые люди.

         Много уделялось внимания строительству, кроме того, в монастырских мастерских приобретали навыки по золотошвейному, портняжному, башмачному мастерству, учились иконописи. Удивительная даровитость обнаруживалась порой у эстонских крестьянских девочек. Поочерёдно выполняя различные послушания в храме, они обучались грамоте, церковному пению и чтению. Везде ещё лежали груды строительного материала, ещё не было прибрано, очищено, украшено дёрном и цветами, но было видно, что всё созидается прочно ...
    В разгар лета насельницы обители после уставного утреннего богослужения в соборном храме спешили на поля. А в перерыве между утренним и вечерним богослужением перед чудотворным образом Успения Божией Матери совершалось чтение неусыпаемой Псалтири.
    Несмотря на ограниченность средств в связи со строительством, монастырь всегда жертвовал в бедные приходы необходимые облачения, утварь, богослужебные книги и другие церковные принадлежности. В 1893 году монастырь пожертвовал лютеранскому храму в имении Ийзаку колокол весом 10 пудов.
    Священноначалие Русской Православной Церкви высоко оценило труды игумении Варвары. 15 августа 1893 года в престольный праздник Успения Божией Матери, при многочисленном стечении молящихся, Высокопреосвященнейший архиепископ Рижский и Митавский Арсений возложил на нее высокую награду — наперсный крест.
    С историей монастыря неразрывно связано имя великого праведника, святого Иоанна Кронштадтского, который благословил основание обители, на игуменство – настоятельницу Варвару, освятил один из храмов обители – в честь святых Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы.
    Святой Иоанн Кронштадтский с горки близ монастыря узрел в видении будущий великолепный облик главного монастырского собора. Эта горка доныне носит имя батюшки. Он любил посещать Пюхтицу; приезжая в монастырь, обязательно причащал всех сестёр, – окормлял духовно и помогал материально.
    В 1894 году сёстры монастыря написали и подарили в день Ангела горячо любимому пастырю икону, на которой запечатлено явление Пресвятой Богородицы у источника в Пюхтице. Внизу на иконе подпись: «Протоиерею отцу Иоанну Ильичу Сергиеву, труд живописиц Успенскаго женскаго монастыря на Святой горе Эстляндской губернии. 1894 г. 19 октября». Эта икона пребывала с о. Иоанном до самой его кончины.
    В главном соборе у левого клироса находится Пюхтицкая икона Божией Матери, подаренная сёстрами монастыря отцу Иоанну к его 65-летию и промыслительно вернувшаяся в Пюхтицкий монастырь в 1946 году.
    Иоанн Кронштадтский – проповедник и чудотворец заботился о монастыре, регулярно помогал деньгами, присылал новых насельниц. Во время его приездов, особенно в торжества Успения Богородицы, в Пюхтице собиралось до десяти и более тысяч богомольцев и паломников.

        В 1892 году адъюнкт-профессор Петербургской академии художеств, академик Михаил Тимофеевич Преображенский предложил генеральный план застройки монастыря, в основу которого была положена простая и ясная идея: церковь, находящаяся в центре обители, как бы собирает вокруг себя деревянные дома с келиями и Святые ворота со звонницей.



     Святые Врата (вход в монастырь)

        Архитектурно-строительными работами руководил уроженец Сааремаа архитектор Александр Артемьевич Полещук. В том же году возводятся первые бревенчатые домики для келий, детского приюта. Закладываются главные Святые врата из гранита и кирпича с деревянной колокольней над ними. На средства Иеввенского Отделения Православного Прибалтийского братства приобретаются первые колокола: Большой весом 2648 кг, Полиелейный – 1326,8 кг и Малый – 350 кг, отлитые военным ведомством из Усть-Двинской крепостной артиллерии специально для первого в Эстляндии монастыря. 

          16 августа 1892 г. Высокопреосвященный Арсений, архиепископ Рижский и Митавский, освятил первый каменный соборный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. В 1895 году был возведён трапезный корпус с церковью во имя святых Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы.
    Число насельниц быстро росло. В обители был в полном объёме введён монастырский богослужебный круг, созданы два хора – один для пения на славянском, другой – на эстонском языке. Проповеди также читались на двух языках, что способствовало популярности монастыря. Важное значение для местного населения приобрела благотворительная деятельность обители. В приюте для бедных детей воспитанницы обучались чтению, письму и другим предметам по программе церковноприходских школ, а также рукоделию, иконописному и золотошвейному мастерству. В монастырской лечебнице больные безплатно пользовались лекарствами и медицинским обслуживанием.

          Игумения Варвара заботилась об обустройстве и благолепии храма. Она сама собирала пожертвования и приобретала церковную утварь. Из Нижнего Новгорода игумения привезла старинную икону (1782 г.) на кипарисовой доске с серебряным золоченым крестом, в который вделаны 32 частицы святых мощей угодников Божиих. По ходатайству настоятельницы Варвары монастырю были пожертвованы иконы Черниговской Божией Матери и Святого великомученика, целителя Пантелеимона, писанные на Святой Горе Афон. А чудотворная икона Успения Пресвятой Богородицы, благодаря стараниям петербургского золотых дел мастера Андреева, оделась серебряной позолочённой ризой, отделанной бриллиантами и жемчугом. В 1893 году обитель получила в дар святую плащаницу, вышитую золотом по бархату, два больших киота, богато украшенное старинное Евангелие.
    15 августа 1893 года на праздник Успения Божией Матери поздно ночью прибыл архипастырь монастыря архиепископ Рижский и Митавский Арсений. В торжественной проповеди владыка сказал: «Когда мы приближались к вашей обители, увидели освещённые храмы и услышали звон колоколов, то остановились, чтобы насладиться гармоничным гласом кампанов ваших, раздающихся на далёкое пространство среди ночной тишины, и чудным видом иллюминированного и освещённого лунным светом монастыря. Невольно при этом пришло на мысль недавнее прошлое сей горы: давно ли было то время, когда на этом самом месте, именуемом от лет древних Святой горой, была дикая пустыня, по которой с шумом проносились одни только буйные ветры, пролетали хищные птицы и пробегали дикие звери. А теперь здесь высятся святые храмы Божии, и в церквах слышатся гимны Богу во псалмах и песнях духовных, и обитает в монастырских келиях целый сонм людей Божиих. Поистине теперь эта гора – гора Божия, место святое!»
    Начало 1894 года было ознаменовано для обители весьма важным событием: 20 января состоялось первое пострижение в мантию трёх послушниц. Постриг совершил Высокопреосвященный архиепископ Арсений в присутствии губернатора Эстляндии князя С. В. Шаховского с княгиней и других гостей, при многочисленном стечении богомольцев.
    В том же году, к престольному празднику Успения Пресвятой Богородицы, попечением игумении Варвары риза чудотворной иконы была украшена драгоценными камнями и жемчугом. В виде пожертвований монастырь получил также святые иконы, серебряные сосуды и другую церковную утварь.
    Глубокая вера в силу молитв перед чудотворным образом привлекала отовсюду усердных паломников. Пребывание иконы в храмах Ревеля и в других городах находило горячий отклик в среде православного населения и служило дальнейшему упрочению православия в Прибалтийском крае.
    В 1894 году было основано монастырское подворье в Ревеле, в том же году в 25 километрах от монастыря учреждена богадельня «Гефсиманский Скит».
    В 1894 году на сорок втором году жизни скоропостижно скончался князь Сергей Владимирович Шаховской – один из покровителей и благодетелей Пюхтицкой обители. В память о нём вдова поставила на горе, рядом с княжеским домом, храм во имя Сергия Радонежского с усыпальницей князя, где спустя много лет и сама нашла последний приют.
    6 августа 1896 года при монастыре создана община сестёр милосердия и организованы медицинские курсы. В монастырской лечебнице врачи постоянно принимали больных.

           В 1897 году игумения Варвара Указом Святейшего Синода была переведена в Казанскую епархию, а на её место назначена монахиня московского Страстного монастыря Алексия (Анна Михайловна Пляшкевич).
    Новая игумения Алексия энергично взялась за продолжение начатого святого дела. Возникло монастырское подворье и в Петербурге. В последующие годы под мудрым управлением игумении Алексии при монастыре продолжали действовать благотворительные учреждения: детский приют, училище для детей, богадельня, лечебница с безплатным обслуживанием неимущих крестьян. В обители насчитывалось около 200 насельниц.
    Пюхтицкий монастырь неизменно сохранял значение религиозного центра и продолжал играть роль связующего звена между эстонцами и русскими.
    Заветным желанием игумении Алексии стало строительство большого трёхпрестольного собора, который был бы украшением обители и где нашла бы достойное место икона Успения Богоматери. На это требовались огромные средства. Сёстры трудились не покладая рук, развивалось золотошвейное дело. На Всероссийской выставке монастырских работ в Санкт-Петербурге в 1904 году плащаница пюхтицких мастериц, шитая серебром и золотом по бархату, была удостоена золотой медали, что, естественно, привлекло заказчиков.
    Но наступили трудные времена – русско-японская война 1904-1905 годов внесла коррективы в планы монастыря. В Пюхтицкой лечебнице принимали раненых воинов, за ними усердно ухаживали монастырские сёстры милосердия. Приходилось больше работать на полях, чтобы прокормить и насельниц, и обездоленных людей.
    Игумения Алексия направляла монахинь за сбором благотворительных подаяний в Ригу, в Санкт-Петербург, в Москву. «И вот сверх всякого ожидания, – свидетельствует летопись, – Господь Бог посылает монастырю помощь в лице нового благодетеля – московского генерал-майора Ивана Филипповича Терещенко, к которому пришла в 1905 году ездившая за сбором подаяний в столицу послушница Анна Абрамова. Заинтересовавшись смиренным, ласковым видом старицы-послушницы, генерал стал её расспрашивать о монастыре. Старушка добродушно рассказала про Пюхтицу, показала генералу фотографию обители. Вглядываясь в снимок, Терещенко после некоторого раздумья сказал: «Я построю у вас настоящий соборный каменный храм», добавив, что готов немедленно пожертвовать капитал с условием, если в храме ежедневно будет совершаться на проскомидии поминовение его и его родных». Генерал пожертвовал на возведение храма 90 тысяч рублей. Завещание Терещенко выполняется и поныне.
    Проект пятиглавого храма, выдержанный в том стиле, в каком возводили церкви в Москве и Ярославле в XVI-XVII веках, разработал петербургский архитектор А. А. Полещук. Старый храм разобрали весной 1908 года, причём, камень, из которого он был построен, лёг в основание нового, и 15 июня того же года состоялась закладка трёхпрестольного собора. Минуло два года – и Успенский собор Пюхтицкой обители вознёс к небесам все пять своих глав, увенчанных крестами.
    Ныне в величественном пятиглавом монастырском соборе пребывает главная святыня обители – явленная икона Успения Божией Матери, обретённая в XVI веке. Главный престол соборного храма освящён во имя Преславного Успения Пречистой Богоматери, престол северного придела – в честь Святителя Николая Чудотворца и св. вмч. Димитрия Солунского Мироточивого, южного – в честь преподобных Иоанна Лествичника и Серафима Саровского.

          В период Первой мировой войны монастырь не остался в стороне от народного горя. Раненым, инвалидам и сиротам здесь постоянно оказывали всевозможную помощь, включая продовольственную и денежную. При больнице монастыря был устроен лазарет для раненых воинов. Ежедневно в обители возносились молитвы за родину.
    Приближение фронта в 1917 году к Эстонии и ощущение надвигающейся разрухи и голода создало тревожную ситуацию в обители. По предложению архиепископа Ярославского Агафангела (Преображенского, +1928) 13 октября 1917 года игумения Алексия и часть сестёр вместе с чудотворной иконой были эвакуированы в Петровский монастырь города Ростова.
    Управление обителью временно было поручено казначее – монахине Иоанне (Коровниковой). Чувство тревоги не покидало оставшихся насельниц из-за возможной оккупации немцами, что и произошло в начале 1918 года. На оккупированной территории были введены германские законы, и первому викарному епископу Эстонии Платону (Кульбушу) пришлось проявлять особую осторожность в своих действиях и распоряжениях, чтобы сохранить единство Церкви. Власть в годы гражданской войны менялась, и 14 января 1919 года епископа Платона расстреляли местные большевики, отступавшие вместе с «красными».
    В 1919 году образовалась Эстонская Республика. Церковь была отделена от государства. Монастырь лишился части своих земель и строений за оградой монастыря (больница, школа).
    В 1921 году новой настоятельницей монастыря стала монахиня Иоанна, с возведением её в сан игумении.

          Большим событием явилось в 1923 году возвращение в родную обитель игумении Алексии с сёстрами. В дороге игумения Алексия заболела воспалением лёгких и на пятый день по приезде в монастырь скончалась. 29 января она погребена на монастырском кладбище около Николо-Арсениевской церкви.

    Николо-Арсениевский кладбищенский храм

         Вся жизнь игумении Алексии была посвящена служению Святой Церкви и монашескому деланию. Её деятельность не ограничивалась только устроением монастыря, но простиралась далеко за пределы обители благотворительностью и участием в нуждах местного населения.
    С великой радостью была встречена весть о скором прибытии с таможни дорогой святыни – чудотворной иконы Успения Божией Матери, которую везла с собой игумения Алексия. 11 февраля безценная святыня в сопровождении новой настоятельницы игумении Иоанны прибыла в обитель. Крестным ходом и со слезами встречали её сёстры.
    Положение обители, преобразованной в трудовую общину, в эти годы было тяжёлым. В общине более половины было больных и престарелых.
    В 1931 году в престольный праздник Успения Божией Матери Крестный ход на Живоносный источник был особенно торжественным: здесь состоялось освящение митрополитом Александром каменной часовни, сооружённой на месте деревянной на средства жителя Риги Илии Пинуса. Постройке новой часовни предшествовало такое знаменательное событие.
    8 июля 1930 года, накануне празднования иконы Божией Матери, именуемой «Тихвинская», И. Г. Пинус приехал со своей семьей из Риги в Пюхтицкий монастырь помолиться.
    После службы в соборе вся семья пошла на источник. 13-летний мальчик, прибежавший туда раньше других, увидел в воде изображение Божией Матери. Подошедшие вскоре остальные члены семьи также удостоились чудесного видения. Вокруг главы Божией Матери и Младенца сиял светлый венчик.
    Видение было настолько ясное, что все решили сначала, что так и надо и что на дне резервуара находится мозаичная икона Божией Матери. Но приглядевшись, заметили, что изображение как бы сквозное, прозрачное, и через него видно дно водоема. Когда возвратились в монастырь и рассказали об этом и затем снова с другими людьми пришли к источнику, изображение стало ослабевать.
    На следующий день в присутствии игумении Иоанны на источнике отслужили молебен, но изображение исчезло, хотя все, видевшие его раньше, замечали и теперь легкие контуры, походившие на Тихвинскую икону Божией Матери. Интересно отметить, что в том же году в монастырской хлебной обновилась старинная Тихвинская икона Божией Матери.
    Чудесное явление чрезвычайно поразило всех. И. Г. Пинус, сын которого увидел изображение Божией Матери в водах источника, решил вместо деревянной часовни, требовавшей ремонта, построить каменную. Внутри новой часовни поместили Тихвинскую икону Божией Матери, видение которой было явлено в Живоносном источнике.
    В 1935 году община была вновь преобразована в монастырь.
    Немало пришлось пережить монахиням во время Второй мировой войны. Часть монахинь была эвакуирована. Не дожила до конца войны игумения Иоанна, скончавшаяся в 1943 году. Новая игумения Алексия II-я (Голубева) из сестёр обители проходила разные послушания. Игуменствовала она недолго и по болезни была освобождена от обязанностей настоятельницы. Она приняла схиму с именем Сергия. Управление монастырём приняла монахиня Рафаила (Мигачева), игуменствовавшая в течение 9 лет. Ее сменила игумения Ангелина (Афанасьева), управлявшая обителью с 1955 по 1968 год.

         Когда-то устроенная монастырём ради дел милосердия больница теперь стала центром враждебной монастырю деятельности. Её администрация развила широкую антирелигиозную работу, оттуда исходила клеветническая информация о жизни сестёр обители и деятельности монастыря. Была издана злостная по отношению к монастырю брошюра «Куремяэский монастырь». Под больницу отняли гостиницу, перегородили забором дорогу к источнику, чинили препятствия в прописке новых послушниц, и уже простирались руки к дому княгини Шаховской, чтобы и там поместить отделение больницы, а монастырь сделать проходным двором и вообще закрыть и превратить его в дом отдыха. С неравными силами началась стратегическая борьба.
    После Второй Мировой войны власти СССР были вынуждены признать за монастырями право на существование. В первые послевоенные годы помощь монастырю оказывал митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков).
    В стране был взят политический курс на развёрнутое построение коммунизма. В атеистическом государстве религия должна отмереть. Началось массовое закрытие храмов, монастырей, духовных школ. Но феномен Пюхтицы состоял в том, что именно в этот период обитель начала расцветать, строиться, пополняться насельницами.
    С 1961 года большую заботу о Пюхтицком монастыре проявлял епископ (с 1968 – митрополит) Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер). Молодой архиерей приложил все свои таланты администратора, дипломата и хозяина, чтобы монастырь не только не закрылся, но мог оставаться и дальше центром духовной жизни Эстонии. По его инициативе в монастыре построен дом для «представительских целей» с домовой церковью Свт. Алексия и вмц. Варвары (1986).

           «Смысл жизни человека — в его личном совершенствовании, чтобы с годами он становился лучше, добрее. И сеял вечное, доброе в сердца людей».
    Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй

         В июне 1990 года в статусе Пюхтицкого Успенского монастыря произошла кардинальная перемена: монастырь получил звание ставропигиального, то есть перешёл в непосредственное подчинение Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию Второму (в миру Алексей Михайлович Ридигер).
    Три десятилетия находится под его окормлением Пюхтицкая обитель. Она обязана ему самим своим существованием. В начале 60-х годов по всей стране закрывались монастыри. Пюхтицкое подворье в Таллинне было сметено с лица земли. Подлежал закрытию и монастырь на Святой горе. Патриарх Алексий Второй, тогда епископ Таллиннский и Эстонский, приложил все усилия, чтобы подобный план не был претворён в жизнь. С его стороны это был настоящий подвиг, и монахини безмерно ему благодарны за его подвижническое деяние.
    Неразрывными узами связаны судьбы Патриарха и скромной обители. Сёстры старшего поколения помнят его ещё отроком, приезжавшим сюда с отцом – священником приходской церкви в Таллинне. В шесть лет будущий Патриарх, одетый в стихарь, прислуживал за богослужением в алтаре Пюхтицкого Успенского собора. В 21 год, после окончания Ленинградской духовной семинарии, он стал настоятелем Богоявленской церкви в соседнем с Пюхтицей городе Йыхви и часто служил в монастырском храме. Особенно памятен и радостен для насельниц обители 1961 год. 3 марта в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры протоиерей Алексий был пострижен в монашество, а 3 сентября 1961 года архиепископ Никодим (Ротов) возглавил свою первую архиерейскую хиротонию, посвятив архимандрита Алексия в Александро-Невском кафедральном соборе Таллина во епископа Таллинского и Эстонского. С этого момента и до последнего дня жизни Святейшего Патриарха Пюхтицкий Успенский женский монастырь находился под его непосредственным руководством и управлением. Поистине возрождение, укрепление и украшение монастыря свершилось благодаря постоянному отеческому попечению, вниманию, любви архипастыря.
    3 января 1968 года указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) была назначена настоятельницей Пюхтицкой обители монахиня Варвара (Валентина Алексеевна Трофимова), начинавшая свой иноческий подвиг в Пюхтицах, а затем проходившая монастырские послушания в Виленском женском монастыре.
    18 января, в канун праздника Богоявления, Высокопреосвященный архиепископ Таллинский и Эстонский Алексий (позже Святейший Патриарх Московский и всея Руси), в Таллинском Александро-Невском соборе возвёл монахиню Варвару в сан игумении, а на следующий день, 19 января, в Пюхтицах вручил ей игуменский жезл. В Москве в Свято-Троице-Сергиевой Лавре Святейший возложил на неё наперсный крест. Новая игумения стала третьей строительницей обители. За все годы её усердных трудов, перечислить которые просто невозможно, монастырь преобразился до неузнаваемости.
    Игумения Варвара сразу же занялась благоустройством обветшавшего в те годы хозяйства. При помощи и по благословению Владыки Алексия в монастыре развернулось комплексное строительство: было оборудовано центральное отопление; проведены водопровод и канализационная сеть; установлена своя электромельница; возведены новые кирпичные келейные здания, каменные хозяйственные строения. Архитектурный ансамбль пополнился Сергиевой колокольней, новой крестильной церковью в честь Иоанна Крестителя и священномученика Исидора Юрьевского, домом для представительских целей с современным конференц-залом, музеем и др. Старую бетонную ограду заменила мощная из гранитных валунов стена с угловыми башнями-домами. Отремонтированы и отреставрированы все храмы, позолочены кресты. Заново расписан Успенский собор. Своды Святых врат украшены живописными картинами из истории обители. За оградой оборудована двухэтажная гостиница, возле Святого источника выстроена купальня, а на хозяйственной ферме освящена новая часовня Георгия Победоносца. В богадельне, где живут престарелые или заболевшие монахини, открыта церковь в честь Святителя Алексия и великомученицы Варвары.
    Настоятельница всеми средствами старалась облегчить труд сестёр. Они по-прежнему работали не покладая рук, только затраты и качество этого труда были несоизмеримы с прежними.
    Необходимо отметить, что в годы управления Эстонской епархией митрополитом Алексием массовым потоком потекли сюда паломники из всех епархий Русской Православной Церкви. Паломники ехали в обитель, чтобы приобрести духовность, научиться молиться и, конечно, потрудиться во славу Божию. Они же несли свои пожертвования, на которые и обустраивалась обитель. Многим полюбилось святое место, и монастырь пополнился новыми послушницами. Повысился и образовательный уровень насельниц. Вновь поступавшие в монастырь имели законченное среднее и высшее образование, среди них – обладательницы разных полезных профессий, приложившие свои знания на пользу Святой Церкви.
    Духовный уровень насельниц Пюхтицкой обители достаточно высок, именно поэтому многие из вновь открывающихся монастырей желают иметь игумений из монахинь, прошедших монашеский искус в Пюхтице.
    Кроме сугубо монашеской жизни здесь проводились всевозможные съезды, церковные совещания, собрания, референдумы, имеющие и епархиальное, и общецерковное, и общественное значение.

    Общий вид Пюхтинской обители

          В 1989 году открыто подворье Пюхтицкого монастыря в городе Когалыме.
    В Москве при храме Николая Чудотворца в Звонарях открыто подворье Пюхтицкого монастыря.
    В 2006 году в обители перезахоронены останки архиепископа Нарвского Евсевия (Гроздова)
    В 2012 году в обители было около 120 монахинь и послушниц.

    Настоятельницы монастыря:

    Игумения Варвара I (Блохина) – 1891-1897
    Игумения Алексия I (Пляшкевич) – 1897-1917
    Игумения Иоанна (Коровникова) – 1917-1943
    Игумения Алексия II (Голубева) – 1943-1946
    Игумения Рафаила (Мигачева) – 1946-1955
    Игумения Ангелина (Афанасьева) – 1955-1967
    Игумения Варвара II (Трофимова) – 1968-2011
    2011- по настоящее время Филарета (Калачёва)

    ИГУМЕНИЯ ВАРВАРА I (Елисавета Димитриевна Блохина – 1843-1915) – первая игумения Пюхтицкой обители

        Родилась в посаде Большие Соли Костромской губернии в имении отца – благочестивого купца 1-ой гильдии. Вскоре отец скончался, поручив 2-х месячную Лизу, как сообщает монастырская Летопись «Царице Небесной, твёрдо надеясь, что Сама Владычица будет ей покровительницей и руководительницей во всю её жизнь».
    Десятилетней девочкой в 1853 поступила в Крестовоздвиженский Костромской монастырь (с 1864 он получил название «Богоявленского Анастасиина девичьего»). Проходила клиросное послушание, в совершенстве изучила церковный Устав, была замечательной чтицей и певчей, искусной золотошвеей; получив диплом сестры милосердия Красного Креста, имела практические навыки по уходу за больными и ранеными во время русско-турецкой войны на Балканах.
    12 августа 1887 была пострижена в монашество с наречением имени «Варвара». Через год она, как одна из лучших монахинь – деятельная и опытная в духовной жизни – была направлена в Эстляндию для утверждения основ монашеской общины в Иевве при благотворительных заведениях Иеввенского православного братства. В 1891 назначена Управляющей учреждённой на Богородицкой горе Пюхтицкой Успенской женской общины. С первых дней её существования установила строгий монастырский порядок, ввела в полном объёме монастырский богослужебный круг.
    В 1892 при возведении Пюхтицкой Успенской женской общины в общежительный монастырь назначена его настоятельницей, а 31 января 1893 – посвящена в сан игумении. Стала первой строительницей монастыря, осуществив проект архитектора М. Т. Преображенского (за исключением корпуса напротив трапезной церкви и монастырской ограды). При ней отстроена каменная Успенская церковь; обновлена первая деревянная Успенская церковь, переосвященная в Николо-Арсеньевский кладбищенский храм; Трапезный корпус с храмом; Святые врата; келейные домики; часть ограды с башнями.
    При монастыре с самого начала были учреждены и успешно действовали детский приют, училище для детей бедных родителей, богадельня для престарелых, безплатные лечебница и аптека. Благодаря им обитель быстро приобрела уважение среди местного населения.
    По указу Святейшего Синода от 23 октября 1897 переведена в Свято-Троицкий Черемисский монастырь Казанской епархии.
    Почила о Господе 23 декабря 1915. Похоронена у алтаря Троицкой церкви Черемисского монастыря (г. Космодемьянск).

    ИГУМЕНИЯ АЛЕКСИЯ I (Анна Михайловна Пляшкевич – 1847-1923) – вторая игумения Пюхтицкой обители

        Родилась в семье священника Смоленской епархии, Вяземского уезда, села Меньщикова. Осталась сиротой, не имея и двух лет от роду. Десятилетней девочкой 1 августа 1857 отец определил её в подмосковную Спасо-Бородинскую пустынь. Читала и пела на клиросе, вышивала в рукодельной и училась писать иконы. Через 14 лет – 2 января 1871 вслед за своей наставницей переведена в Московский Страстной монастырь. В том же году пострижена в рясофор с наречением имени «Аркадия». В 1891 приняла постриг в мантию с наречением в честь святого Алексия, человека Божия. В октябре 1897 назначена настоятельницей Пюхтицкого монастыря, 9 ноября посвящена в сан игумении в Богоявленском монастыре в Москве.
    При Игумении Алексии были значительно расширены основанные Игуменией Варварой благотворительные учреждения, открыта школа живописи, где сёстры писали иконы для монастырских храмов и бедных приходов.
    В годы русско-японской войны 1904 - 1905 гг. в Пюхтицкой лечебнице принимали раненых воинов, за ними усердно ухаживали монастырские сёстры милосердия. За организацию помощи пострадавшим на поле брани игумения Алексия была награждена медалью Российского Общества Красного Креста.
    В 1910 году усердием игумении Алексии был сооружён пятиглавый трехпрестольный Успенский Собор – главное сооружение монастырского комплекса.
    Почила о Господе 25 января 1923. Похоронена на монастырском кладбище.

    ИГУМЕНИЯ ИОАННА (Анна Алексеевна Коровникова – 1867-1943) – третья игумения Пюхтицкой обители

       Родилась в г. Кронштадте в семье старосты Андреевского собора и крещена протоиереем Иоанном Сергиевым (Кронштадтским). Стала духовной дочерью Великого Всероссийского пастыря и по его благословению в 1893 поступила в Пюхтицкий монастырь. Пострижена в монашество 8 марта 1908.
    Несла послушание казначеи. 13 октября 1917 года была назначена старшей монахиней Пюхтицкого монастыря в связи с временной эвакуацией в Ростов Ярославский игумении Алексии с 33-мя сёстрами обители. 20 апреля 1920 года утверждена настоятельницей, а 29 апреля 1921 возведена в сан игумении с возложением наперстного креста и вручением посоха.
    Управляя обителью практически 25 лет (в сане игумении с 29 апреля 1921 до 16 января 1943) в тяжелые годы войн, разрухи и нестроений, игумения Иоанна твердо хранила традиции и обычаи православной веры. В годы Второй Мировой Войны пюхтицкие сёстры не оставались в стороне от народного горя, помогая раненым, инвалидам; снабжая военнопленных находившегося вблизи монастыря лагеря пищей, одеждой и медикаментами.
    Почила о Господе 16 января 1943 года. Похоронена на монастырском кладбище.

    ИГУМЕНИЯ АЛЕКСИЯ II, в схиме – СХИИГУМЕНИЯ СЕРГИЯ (Голубева – 1881-1953) – четвёртая игумения Пюхтицкой обители

         В монастырь поступила 15-ти лет в 1896 году. Несла послушания: в живописной, на клиросе, в канцелярии и казначеи монастыря. Посвящение в сан игумении состоялось 20 января 1943 года в Трапезной церкви монастыря. Его совершил митрополит Таллиннский и всея Эстонии Александр. В трудные военные и послевоенные годы игумения Алексия II, несмотря на пережитые душевные волнения и телесные недуги, проявляла большую любовь и заботу о насельницах монастыря и ближних. В Пюхтицкой обители ею поддерживалось строгое благочиние. Управляла обителью в сане игумении с 20 января 1943 по 5 июля 1946 года.
    В 1952 году, будучи на покое, келейно пострижена в схиму наместником Псково-Печерского монастыря архимандритом Сергием (он был её духовником).
    Почила о Господе 3 мая 1953 года. Похоронена на монастырском кладбище.

    ИГУМЕНИЯ РАФАИЛА (Параскева Филипповна Мигачева – 1883-1961) – пятая игумения Пюхтицкой обители

         Дочь крестьянина, родилась в с. Сыренец (Васк-Нарва), Везенбергского уезда, Эстляндской губернии. Обучалась в местной церковно-приходской школе. В 18 лет пришла в монастырь.
    27 августа 1902 года облечена в апостольник, 1 февраля 1912 – в рясофор, 1 марта 1925 приняла монашеский постриг с именем Рафаила.
    Проходила послушания садовницы, певчей, ризничей и благочинной.
    5 июля 1946 года назначена исполняющей обязанности игумении.
    19 января 1947 года за Божественной литургией в Николо-Богоявленском кафедральном соборе Ленинграда возведена митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием в сан игумении с возложением наперстного креста и вручением посоха.
    В 1952 году указом Святейшего Патриарха Алексия I награждена наперстным крестом с украшениями.
    Пробыв на посту игумении девять трудных послевоенных лет, в июне 1955 года согласно её прошению уволена по болезни на покой.
    28 февраля 1961 года в 78-летнем возрасте, тихо почила о Господе, потрудившись в обители 60 лет.
    Игумения Рафаила отличалась редкой кротостью, тихостью нрава и всепрощением, при этом твёрдо хранила пюхтицкие монастырские традиции, ни на шаг не отступив от них в то сложное время, в которое ей была вверена эта святая обитель.
    Похоронена Матушка Рафаила рядом с игуменией Иоанной на монастырском кладбище.

    ИГУМЕНИЯ АНГЕЛИНА (Людмила Дмитриевна Афанасьева – 1894-1973) – шестая игумения Пюхтицкой обители

       Родилась в С.-Петербурге в семье ремесленного рабочего. Окончила четырёхклассное училище и семиклассную медицинскую школу.
    19 лет поступила в Пюхтицкий монастырь. Несла послушание при монастырской больнице в качестве сиделки, одновременно обучаясь в школе сестёр милосердия.
    Получив диплом сестры милосердия, исполняла послушание в этой должности до сентября 1918 года. Затем вместе с игуменией Алексией в числе 33-х пюхтицких сестёр была эвакуирована в Петровский монастырь г. Ростова Ярославского. В 1920 году пострижена в рясофор. После эвакуации не всем разрешили вернуться обратно в Пюхтицу, и она работала медицинской сестрой в миру. В 1930 году приняла монашеский постриг.
    Все годы войны монахиня Ангелина была старшей медсестрой хирургического отделения одной из ленинградских больниц, пережив всю тяжесть блокады и военного времени. Здесь она самоотверженно трудилась вплоть до 1948 года, когда вновь вернулась в родную обитель. Несла послушание ризничей, в декабре 1952 года указом Святейшего Патриарха Алексия I была награждена золотым наперсным крестом.
    29 июня 1955 года назначена настоятельницей монастыря с возведением в сан игумении. В 1958 году награждена крестом с украшениями, в 1965 – орденом св. князя Владимира Ill степени. Управляла обителью в сане игумении 12 с половиной лет.
    В январе 1968 была, по её прошению, уволена по болезни на покой.
    1 февраля 1973 года Матушка Ангелина тихо почила о Господе. Похоронена на монастырском кладбище рядом с игуменией Алексией, принявшей её в обитель в 1913 году.

    ИГУМЕНИЯ ВАРВАРА II (Валентина Алексеевна Трофимова – 1930-2011) – седьмая игумения Пюхтицкой обители

        После школы закончила бухгалтерские курсы и работала по специальности. Всем сердцем стремясь к иной жизни, в 1952 году – стала послушницей Пюхтицкого монастыря. С 1955 года проходила монастырские послушания в Виленском Марие-Магдалининском женском монастыре; в 1958 приняла монашеский постриг. 3 января 1968 года указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) была назначена настоятельницей Пюхтицкой обители, а 19 января Высокопреосвященный митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (впоследствии Святейший Патриарх) возвёл монахиню Варвару в игуменский сан с вручением настоятельского жезла.
    За 43 года усердных трудов игумении Варвары монастырь преобразился. Были возведены новые здания: дом для представительских целей, Иерусалимский корпус, архиерейский дом и многие другие жилые и хозяйственные постройки; проведено центральное отопление и устроена электромельница; отремонтированы и реставрированы все храмы и позолочены кресты церквей; впервые расписаны Успенский собор и Святые врата. Была восстановлена колокольня церкви преподобного Сергия Радонежского, снесённая воздушной волной в годы Великой Отечественной войны; в 1986 году в богадельне для престарелых монахинь устроена домовая церковь в честь святителя Алексия и великомученицы Варвары; в 1990 выстроен первый в Эстонии крестильный храм во имя свв. Иоанна Крестителя и сщмч. Исидора, а на хозяйственном дворе – часовня вмч. Георгия Победоносца. Возле святого источника выстроена новая купальня. На территории монастыря и за оградой оборудованы гостиницы для паломников. В монастырском музее, расположившимся в доме для представительских целей, устроена комната памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского.
    26 ноября 2010 года приняла постриг в схиму.
    8 февраля 2011 почила о Господе. Похоронена на монастырском кладбище вблизи алтарной части Николо-Арсеньевского храма.

    Филарета, игумения (Калачева Оксана Викторовна)

     

        Родилась 20 марта 1968 г. в г. Куйбышеве. Крещена в младенчестве в Покровском соборе г. Самара.
    В 1975-1985 гг. училась в средней школе. В 1985-1987 гг. работала лаборантом санитарно-технической лаборатории завода им. Масленникова г. Самары.
    В 1987 г. поступила на биологический факультет Самарского государственного университета, который закончила в 1992 г. по специальности эмбриолог и генетик.
    В 1992 г. принята в число сестёр Пюхтицкого ставропигиального женского монастыря. Проходила послушания в гостинице, на клиросе, была фотографом обители, много лет несла послушание старшей келейницы при игуменском доме, выполняла поручения настоятельницы по строительным и ремонтным работам монастыря, принимала участие в публикациях книг по истории Пюхтицкой обители.
    7 ноября 1993 г. пострижена в рясофор, 21 марта 2002 г. – в мантию с наречением имени в честь святителя Филарета, митрополита Московского.
    17 ноября 2010 г. назначена исполняющей обязанности настоятельницы Пюхтицкого монастыря.
    Решением Священного Синода от 5 октября 2011 г. назначена игуменией Пюхтецкой обители. В сан игумении возведена Святейшим Патриархом Кириллом 19 ноября 2011 г.

    Добавить комментарий


    Защитный код
    Обновить

    Православный календарь

    Календарь

    Поиск

    Наши контакты

    Адрес

    Украина

    Донецкая область

    г. Доброполье

    ул. Гагарина, 3а

    Свято-Амвросиевский храм

    Мы на карте

    Донбасс православный

    Яндекс.Метрика

    Фотогалерея

    TOP