• b2
  • b1
  • Свято-Покровский храм. г.Доброполье
  • Святогорская лавра

Дорогие братья и сестры! Мы рады приветствовать Вас на сайте Православие Доброполья!

Нифонт, Серапион и Авраамий Кожеозерские

Добавлено Среда, 22 Февраль 2017. Опубликовано в Жития святых

  • Нравится
  • Священноинок Нифонт, первый инок на Кожозере

    Глухие места русского Севера привлекали чающих пустыннической жизни. Один из таких, монах Нифонт, звериными тропами вдоль реки Кожи достиг озера и поселился здесь. В «Архангельском Патерике» 1901 года, составленном иеромонахом Никодимом, сообщается, что Нифонт был иноком Ошевенского Кириллова Сырьенского монастыря, он «удалился из обители на озеро Кожу, построил там часовенку и одиноко подвизался, проводя время в трудах и молитвах». Как и чем он жил в пустынном одиночестве, можно только гадать. Этим положил начало Кожеезерской обители. Вскоре здесь появились и первые строители, которые своими стараниями превратили маленькую пустынь в известный монастырь.

    Кожеезерский монастырь (в современном произношении – Кожеозерский) получил потому, что находился на берегу озера, по очертаниям похожего на распростертую кожу. Это одна версия. Другая такая: в переводе с языка местного древнего населения «кожа» означает «камень». А камень – это Христос. Такое объяснение я услышала в фильме «Лампада в северных лесах».

     Нифонт был мужем строгой, подвижнической, уединенной и благочестивой жизни. Как говорит предание, священноинок Нифонт питался травою и ягодами. Сказание это заслуживает полного доверия, потому что Кожеозерская обитель, отстоя от ближайших селений с одной стороны на 60, а с другой на 30 верст и доныне не имеет проездной дороги, поселена на месте пустынном, совершенно безлюдном, состоящем из одних почти болот и тундр.

    Вскоре у него появился сотрудник, мирянин Сергий, которого Нифонт постриг в монахи и нарек Серапионом, которой стал благоустроителем обители. Других сведений о житии основателя Кожеезерской обители, преподобного Нифонта не сохранилось.

     Гораздо больше известно о житии благоустроителя Кожеезерского монастыря, преподобного Серапиона.

     Житие преподобного отца нашего Серапиона, основателя Кожеезерской обители

     

     День памяти: 26 июня / 10 июля

    Преподобный Серапион по происхождению своему не был не только северянином, но даже и русским человеком. Родился он «в Казани, в первой половине XIV века, был язычником и назывался Турсасом Ксангавировичем, происхождения знатного, сын Казанского татарского царька».

    При взятии Казани Иоанном IV Васильевичем некоторые из вельмож и жителей быв пленены, а другие добровольно, прибыв в Россию, поселились в Москве. Между пленными находился и юный казанский хан-магометанин Турсас Ксангарович, или Гавирович.

    Попав в Москве, Турсас жил в доме боярина Захара Ивановича Плещеева, приходившегося родственником знаменитому Святителю Московскому Алексию. Боярин Захария «был женат на астраханской царевне Эльякше, во святом Крещении Иулиании».

    Следуя словам Священного Писания: «если кто обратит грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти и покрыет множество грехов», благочестивый боярин Плещеев почасту беседовал с Турсасом об истинах Христианской Православной Веры, и благодать Божия возсияла в сердце Турсаса.

    Юноша оказался способным учеником. Безусловно, христианское учение о бренности всего земного было воспринято им «сквозь призму» собственной судьбы. Оказавшись вдали от родины, без надежды когда-либо вернуться туда, он не мог не найти утешения в обещаниях загробного воздаяния тем, кто страдает в земной жизни. «Земная слава и богатства не прельщали его, падение родины говорило ему о тленности всего земного»

    Убежденный в чистоте и святости веры во Христа, он пожелал просветиться святым крещением. Боярин Плещеев сам стал восприемником Турсаса и бывший татарский хан был наречен во Святом Крещении Сергием. Неизвестно, сколько лет жил Сергий после того в доме Плещеева, но благодать Божия, немощных врачующая, не оставила и новопросвещенного Сергия. Он желал и делом и словом быть христианином, хотел даже посвятить себя уединенной монашеской жизни. Ничто не могло его отклонить от избранного им пути. Желание наследовать Царство Небесное так глубоко запало в сердце его, что ни убеждения Плещеева, ни уговоры родных вельмож не поколебали души, утверждаемой благодатию. Доброе семя Слова Христова упало на добрую землю! По слову Спасителя, оставив все, имени Его ради, Сергий в простой одежде странника пошел искать Царствия Божия и правды Его. С этою целию он посетил много святых обителей. Там научился он Слову Божию, там увидел Сергий воинов Царя Небесного, облекшихся во вся оружия Божия, проводящих жизнь в нищете, лишенных, скорбящих, озлобленных. От них научился Сергий посту, молитвам, терпению, смирению – всем подвигам монашеской жизни.

    Четырнадцать лет с посохом странника Сергий переходил с места на место, идя все далее и далее на Север, ища себе место упокоения. Достигши страны Онежской, он, по устроению Божию, обрел безлюдный уединенный остров Лопский, где проходил подвижническую жизнь первый насельник острова Лопского священноинок Нифонт. Удаленность острова от мирских жилищ, его мрачность и дикость – все удовлетворяло желанию Сергия, а подвижническая жизнь Нифонта, согласная цели его странствия, поселила в нем мысль остаться здесь навсегда. Открыв желание свое Нифонту, Сергий получил его благословение и сделался послушником Нифонта. Сергий предал всего себя Нифонту: с ним он молился, с ним постился, исполняя безропотно все возлагаемые на него послушания. Провождая такого рода Богоугодную жизнь, труженик Сергий, побуждаемый святою ревностью, пожелал облещись в ангельский образ. Не сразу преподобный Нифонт совершил над юношей монашеский постриг. Только убедившись в его «непреложном мудровании и всеусердном желании ко иноческому пребыванию», увидев, с какой ревностью и смирением выполняет он все налагаемые на него послушания, преподобный Нифонт постриг его, назвав Серапионом.

     

     Сделавшись монахом по образу, Серапион сделался монахом по жизни и духу, работая Господеви день и ночь. Но не может укрыться град вверху горы стоя. Не укрылась от взоров человеческих и сия святая двоица. Изобилие рыбы в Кожозере, множество дичи в лесах окрестных привлекали туда на промыслы жителей из дальних селений. Чрез них молва о подвижниках распространилась далеко, взыскующих Господа стекалось более и более.

    Умножившееся число братии побудило Нифонта идти в Москву, просить утверждения избранного места для основания обители. Вверив Серапиону собравшуюся братию, Нифонт отправился в путь пешком, без средств к такому дальнему странствованию. Преклонные лета его, подвижническая жизнь, путевые труды, лишения изнурили его. Едва достигши столицы, Нифонт скончался, и был погребен в одной из Московских обителей, но где именно неизвестно.

    Серапиону по отсутствии Нифонта предстояли труды, нужды и скорби. В это время оказался недостаток в жизненных припасах и наступил голод. По недавнему устройству братства, собственных средств не имелось, обитель мало была известна и редко посещаема, как по отдаленности окрестных селений, так и по трудности сообщений из-за лесов, болот и непроходимых тундр. Побуждаемый любовию к братии, Серапион, с полною верою и упованием, оставил пустыню и отправился в мирские жилища, поселенные по реке Онеге, для испрашивания подаяния. Смиренный рассказ Серапиона о нуждах собравшегося братства тронул многих. Всякий, кто мог, уделял от избытков своих. Все получаемое Серапион не один раз относил на себе в обитель. В одном из таковых путешествий Серапион получил в милостыню зерновой хлеб.

     

     Не имея жерновов для обмалывания полученного, он открыл о том подававшим ему милостыню и один из Боголюбцев дал ему жернова. Что было делать Серапиону? Взявши на себя иго Христово, Серапион взял и жернова и понес их на себе по пути в обитель. Отнеся их на недалекое расстояние, он возвратился в селение за семенами и те понес так же на себе и по тому же пути. Донес их до места, где оставил жернова. Затем, оставив здесь семена, взял жернова и пошел далее, и опять оставив жернова, возвратился за оставленными семенами и таким образом, оставляя одно и возвращаясь за другим, он донес все до обители. Редкий пример любви к братии! И эта любовь преодолела и дальность, и трудность тогда еще не бывшего пути к обители. Ни зной, ни дождь, ни тяжесть несомого – ничто не утомило избранника Божия, ничто не охладило ни его любви, ни усердия. Воистину, сила Божия в немощах совершается; воистину, вера есть победа, побеждающая мир; воистину, ни высота, ни глубина, ни ина тварь какая возможет Боголюбцев разлучить от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем! «Трудолюбезным и братолюбным своим житием» преподобный Серапион спас от голодной смерти насельников Кожеезерской обители.

    Отправляясь неоднократно на реку Онегу за испрашиванием подаяния, Серапион делался более и более известным. Окрестные жители, узнав нужды собравшегося о Господе братства, видя в Серапионе седого, изможденного трудами старца, терпеливо и с любовию переносящего все нужды и лишения, видя необыкновенную кротость и смирение, возлюбили его и постоянно уделяли ему кто что мог и что было нужно для бедных иноков, живших в нужде. Нередко жертвователи и сами отправлялись с Серапионом на остров Лопский для молитв и, видя братию, пребывающую единодушно в молении, пожелали устроить для них церковь и сами вызвались на доставление необходимо нужного для созидающегося храма.

    Желание Христолюбцев обрадовало Серапиона, он и сам желал благословлять Господа в храме Господнем. Весть о кончине Нифонта достигла и к сотрудникам его. Серапион, побуждаемый святою ревностию, отправился в Москву с намерением просить дозволения об основании обители на избранном Нифонтом месте. Услышал Господь молитву Серапиона. Царь Феодор Иоаннович приказал отвести просимое место для обители. Старцу назначены были полуостров Лопский и земли кругом озера на четыре версты во все стороны. На владение этими угодьями выдана в 7093 (1584) году 30 сентября царская грамота, а на устроение обители благословенная от митрополита Дионисия.

    С великой радостию возвратился Серапион к оставленной им братии, с грамотами на владение местом и на устроение обители. С радостию приступил Серапион с братиею к устроению церкви. Ничто не могло остановить их усердия: был вырублен лес, уравнено место и вскоре воздвигнут первый храм во имя Богоявления Господня, чем и было положено основание монастырю. Здесь слово Божие является прямым и действенным. Господь Иисус Христос в Божественном Евангелии рек: «Идеже бо еста два, или трие собраны во имя Мое, ту есть и Аз посреде их». Два пришельца с разных сторон пришли на остров никем необитаемый, на место непроходимое, но собрались во имя Христа и Он Сам благоволил явиться посреде их в созданном храме и благоволил прославить избранное место видимою благодатию, просиявшею в Угоднике Божием – Преподобном Никодиме.

    По сооружении храма собравшиеся иноки, видя труды старца Серапиона и желая во всем подражать ему, начали обрабатывать землю, сеять ячмень, урожая которого достаточно было на пропитание тогда еще небольшого братства. Создание храма, современное основанию монастыря, делало уже Кожеозерскую обитель более и более известною. В нее начали стекаться желающие спасения с разных селений и даже монастырей и каждый, жертвуя по силе своей, доставлял монашествующим средства к безбедной жизни, что дало возможность старцу Серапиону устроить общее жительство. Но так как вновь созданный храм, во имя Богоявления Господня, не был еще освящен, то авва Серапион отправился вновь в Москву вместе с иноком Авраамием за святым антиминсом. Первый Патриарх в России Иов нарек Серапиона строителем (т.е. настоятелем) Кожеезерской обители, а Авраамия посвятил в иеромонахи и благословил освятить созданный храм.

    По возвращении их в обитель, первый на острове Лопском храм был освящен. По холодному климату необходимо было устроить другой, теплый храм, который, трудами того же старца Серапиона, построен был в воспоминание Благовещения Пресвятыя Богородицы с приделом во имя Святителя Николая Чудотворца», а сам монастырь обнесен каменной оградой.

    Однако, став настоятелем Кожеезерского монастыря, преподобный Серапион помнил завет Спасителя: «кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий». Поэтому «кроткий старец уклонялся от начальствования и, будучи действительным управителем, честь власти передавал другим. Таковы: Игнатий, Евстратий (1571- 1587), Лонгин, Герман, Боголеп, Корнилий и Арсений (1606- 1608)». Первым игуменом, по прошению старца Серапиона, поставлен был священноинок Авраамий.

    Устроив монастырь, собрав братство, избранник Божий Серапион был примером в жизни для всей братии. С нелицемерною любовию к братии он соединял смирение, терпение и кротость. Ненавидяй добра, враг рода человеческого, диавол, не могши отклонить Серапиона от избранного им пути спасения, возмутил против него некоторых из собравшихся братий. Прельщенные наветом вражиим явно возстали против старца. Последнее время жизни его отягчено многими скорбями. Неблагодарные, забыв все труды, подъятые им при созидании обители, забыв любовь его к ним, наносили ему многия оскорбления, даже поругания совершенно невинно. Ученик прп. Никодима, подвизавшийся некоторое время с прп. Серапионом, иеромонах Иаков, в составленном им сказании «О начале святой обители Кожеозерской, о жизни создателей оной, священноинока Нифонта, монаха Серапиона и преподобного Никодима» так говорит о трудах старца Серапиона: «И тако ему живущу с братиею, со многим смирением, терпением и кротостию, и ко всей братии любовь имеяше нелицемерную, в то же убо время нецыи от братии вражиим наветом явишася безумнии, Бога и святаго небоящеся и человек несрамляющеся, восхотевше сего незлобиваго и праведнаго мужа, строителя старца Серапиона, вон изгнати от обители сея, о ней же он довольно повизался, терпение и труд полагая. И не мало о том моляся пред Богом непрестанною молитвою и со слезами, день и нощь умоляя Всещедраго Бога и прося о том помощи и заступления и утверждения сей Богоспасаемой обители, тоже и о новособранной братии моляшеся непрестанно о умирении и спасении душ их, и прощая им <…> От того их злаго нрава и напрасного гонения сей добродетельный муж, строитель, старец Серапион, многократно от святыя обители сия вон изхождаше в царствующий град Москву и паки вспять возвращашеся в свою обитель. <…> Все бо то по единому невозможно и писанию предати, колико он от тех жестокосердых и немилосердых монахов своими многоболезненными и немалыми трудами и жестоким терпением пострада».

    Однако, по примеру Христа-Спасителя и Его святых угодников он кротко переносил незаслуженные обиды.

    Но среди Кожеезерских иноков было гораздо больше достойных учеников преподобного Серапиона. В их числе следует назвать преподобных Лонгина, Германа, Боголепа и Корнилия, а также преподобного Леонида Устьнедумского (вологодского чудотворца, который некоторое время был в Кожеезерском монастыре келарем), Авраамия и Никодима Кожеезерского (Хозьюгского).

    Последние три года жизни прп. Серапион провел большею частию в строгом уединении и свято почил 27 июня (10 июля) 1611 года. «И тако сей смиренномудрый, незлобивый муж, паче рещи Богоугодный и житием добродетельный, начальник и строитель, старец Серапион, сконча течение своего добраго подвига, пожив на месте сем четыредесять и шесть лет, преставися о Господе и погребен бысть в сей обители одесную сторону Церкви Богоявления Господня». Старец Серапион оставил нам в вечное свое поминовение «добрым своим делом свидетельство святую сию обитель всеми довлеющими исполнену и братии сошедшихся до 40 уже. О трудех же его кто может втонкость исповедати, но сия убо вмале написах». Так свидетельствует о прп. Серапионе его жизнеописатель в сказании «О зачале святаго места, Кожеозерския пустыни; и о житии предивнаго старца Серапиона».

    27 июня (10 июля) 2011 года исполнилось 400 лет со дня представления преподобного Серапиона Кожеезерского.

    В самой труднодоступной северной обители, Кожеозерском монастыре, где под спудом почивают сохранившиеся мощи преподобного Серапиона, возобновлена монашеская жизнь.

    Слава Богу за все!

     Преподобный Авраамий, первый игумен Кожеозерского монастыря (в схиме Антоний † 1634)

     

    День памяти: 26 июня / 10 июля

    По преданию прп. Авраамий был из Прилуцких крестьян. По смерти прп. Серапиона Авраамий правил обителью 23 года.

    При Авраамии скончался сосланный в Кожеезерский монастырь князь Иван Сицкий. Поминки, деланные монастырем по князе были изнурительны, ибо сильные ранние морозы побивали в эти годы монастырский хлеб. Для покрытия издержек Авраамий стал ходатайствовать о пожаловании монастырю р. Кожи, «которая речка из их же озера течет, на котором озере монастырь стоит, до устья и по деревню по Чижикову». Он получил просимое по грамоте от 3 января. 1617 года. Летами игумен Авраамий часто бывал сам на полевых работах. Нередко он заезжал в Хозьюгскую пустыню и беседовал там с другом своим прп. Никодимом.

    Кроткий старец после многотрудной подвижнической жизни тихо почил 7 (20) июня 1634 года, пред смертью принял схиму с именем Антония. Погребен он был подле прп. Серапиона – одна серая плита покрывала их гробы.

    Рисунки, выполнены р. Б. Татианой к фильму

    "Лампада в северных лесах. Кожеозерский монастырь"

     

     

     

     

    Добавить комментарий


    Защитный код
    Обновить

    Православный календарь

    Календарь

    Поиск

    Наши контакты

    Адрес

    Украина

    Донецкая область

    г. Доброполье

    ул. Гагарина, 3а

    Свято-Амвросиевский храм

    Мы на карте

    Донбасс православный

    Яндекс.Метрика

    Фотогалерея

    TOP